-5.39°C
eye1
28 ноября 2021

В Новосибирском театре оперы и балета состоялась первая оперная премьера этого года - «Бал-маскарад» Джузеппе Верди.

 

Жанровое определение постановщиками спектакля как триллер-оперы прибавляло зрительского любопытства. Хотя, если разобраться – а какая опера по сути своей не триллер? Кругом роковые страсти, заговоры, кровавые развязки. И что, собственно, изменилось в людском сообществе со времен Верди? Такие же любовные страсти, происки врагов и поиски врагов, и политиков убивают прямо под окнами резиденций…

Постановщики - режиссер Вячеслав Стародубцев и музыкальный руководитель театра Дмитрий Юровский – решили продемонстрировать чистоту жанра именно в вердиевском «Бале-маскараде». Собственно, интрига заложена уже в самом названии – феерический костюмированный бал далеко не есть жизнерадостный праздник. По сути – это метафора нашей жизни. Под масками и костюмами скрывается нечто большее, чем просто игра в переодевание. Там разыгрываются адюльтеры, строятся политические козни… Вот и шведского короля Густава III, слывшего просвещенным монархом, убили в разгар бала-маскарада. Короля, конечно, жалко, но какой отличный сюжет для оперы!

bal2

Увы, цензура наложила запрет, и Верди пришлось перенести действие в Северную Америку, короля превратить в губернатора и так закрутить любовную линию, что политический триллер обернулся почти опереточной мелодрамой. Неслучайно именно это произведение композитора критики называли «самой опереточной из опер» и «самой мелодраматичной из мелодрам».

- Почему «Бал-маскарад»? – спрашивали журналисты у постановщиков.

- Ну, во-первых, «Бал-маскарад» очень редко идет на оперной сцене, - объяснил Дмитрий Юровский. - С одной стороны – это классика, а с другой – опера, в которой меньше штампов. По стилю это, наверное, самая трудная опера для исполнения, просто за счет того, что множество стилистик нужно воспроизвести. Некоторые эпизоды звучат почти опереточно. Верди находился на перепутье – отошел от чистого бельканто, но «Отелло» и «Аида» были еще впереди… И нам надо было пройти по грани, чтобы не скатиться в балаган. В партитуре есть и трагедия, и фагот откровенно над кларнетом издевается - такое наложение, так выстроены отношения. Я смотрю, какие отношения у персонажей и стараюсь найти их внутри оркестра. У нас спектакль идет и внутри оркестровой ямы, - улыбается дирижер.

bal4

На новосибирской сцене действие оперы происходит вообще непонятно в какое время и в каком месте. Тут смешались и пуританский Бостон, и чуть ли не дореформаторская Европа, дворец правителя и лачуга колдуньи с виллисами, словно перебежавшими сюда из «Жизели», и страшное кладбище, где растет приворотная трава и «мертвые с косами стоят»…

- После «Пиковой дамы», когда нас объявили в минимализме, захотелось «прыгнуть» к монументальности, - делится замыслом Вячеслав Стародубцев. – Создали объемные декорации, времен Ла Скала 70-х годов. И захотелось сделать костюмированную историю. И эту легкую музыку подать необычно. Поставить хороший спектакль, не загруженный концепцией, - по законам оперного жанра, оперных дуэтов, красивых костюмов, красивых декораций…

bal5

И вот ведь какое совпадение: новосибирская премьера случилась ровно через 158 лет после первой постановки оперы Верди в римском театре «Аполло»! Причем наш оперный обращается к ней не впервые: «Бал-маскарад» был поставлен в 1950-м году дирижером Михаилом Бухбиндером.

Монументальный замысел режиссера Вячеслава Стародубцева превзошел все ожидания. Триллер состоялся по всем канонам жанра! Захватывающее действо, начавшееся с поднятием занавеса, держало в напряжении зал до последнего звука оркестра. Величественные декорации могли оказаться интерьером любой эпохи (художник-постановщик Жанна Усачева), а шикарные, почти средневековые костюмы, ничуть не мешали героям выражать вполне современные (или вечные!) чувства.

bal6

И без удивительно точной, и, кажется, технически безупречной работы художника по свету и видеографа Сергея Скорнецкого просто невозможна полнота восприятия оперы. Потрясающее цветовое и световое решение сцен с колдуньей Ульрикой, кладбищенский хоррор, внезапно появляющийся пол – шахматная доска, где кому-то скоро будет объявлен мат… С каждой новой постановкой находит новые краски в драматическом перевоплощении и хор (хормейстер-постановщик Вячеслав Подъельский).

bal7

В конце концов, неважно, где это все происходит. Главное событие – это бал, на который в числе других гостей приглашена Амелия, сокровенная тайная любовь губернатора Бостона Рикардо, жена его друга и секретаря Ренато.

Вячеслав Стародубцев в который раз выразил восхищение солистами новосибирской оперы:

- Они грандиозные! Не в каждом театре есть Рикардо (а у нас Сергей Кузьмин, Михаил Агафонов, Владимир Кучин) и Ренато (Павел Янковский, Максим Аниськин, Алексей Зеленков), а здесь целых три состава! Я постарался с каждым сделать свой образ, с разными оттенками. Для меня это не просто разные составы, а ансамбль солистов! Это счастье!

bal3

Не менее выразительны и женские партии – Амелия (Ольга Колобова, Ирина Новикова, Ирина Чурилова), Ульрика ( Ольга Обухова, Светлана Токарева, Мария Белокурская), Оскар – (Дарья Шувалова, Юлия Никифорова). Верного слугу в образе шута блестяще исполнила Дарья Шувалова, продемонстрировав не только изящный вокал, но и изумительную пластику.

- Обязательно посмотрите все три состава, - это будут совершенно разные впечатления, - посоветовал Дмитрий Юровский.

«Бал-маскарад» с участием Сергея Кузьмина (Рикардо), Павла Янковского (Ренато), Ирины Новиковой (Амелия), Ольга Обухова (Ульрика) получился бесконечно щемяще-лиричным, но отнюдь не сентиментальным. Может, вся трагедия и заключается в том, что главные герои – хорошие люди. Откровенные злодеи, замышляющие убийство, - они на заднем плане. А этих - просто-напросто попутал бес. И как справиться с обуревающими их страстями, они не знают. Испытание любовью и верностью – самое сложное из испытаний человека. Безусловно, градус напряжения в этом ансамбле держит Ирина Новикова, придавая мизансценам то глубину отчаяния, то вершину нежности.

bal8

Развязка трагического клубка наступит на балу. Золотому оленю не скрыться от возмездия (маска, я тебя знаю!). А справедливое оно или нет – как правило, разберутся потом.

Режиссер хоть и пытался избежать концептуальности, но не смог изменить себе. Так, маска – золотой олень в финале обретает другой смысл, напоминая о древнегреческом мифе об Актеоне и Артемиде. Однажды на охоте Актеон увидел, как купается богиня и не смог оторвать глаз. В наказание Артемида превратила его в оленя, и его загрызли свои же собаки… Хорошая «наука» для Рикардо: нельзя вторгаться в чужую жизнь, сокрытую от людских глаз. Жизнь жестоко мстит за наши поступки. Но кого учит чужой опыт?

bal9

И кто сегодня знает миф об Актеоне, чтобы сходу «врубиться» в философский подтекст спектакля?

Ах, да, мы забыли: перед спектаклем нужно успеть изучить буклет (очередной дизайнерский шедевр от режиссера и его креативной команды)! Ну а кто сказал, что в оперу нужно ходить как в цирк?

Светлана Сучкова,
Фото Евгении Буториной.

 

Comments are now closed for this entry


Поделиться в социальных сетях:

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-60021 от 21.11.2014 г.
Использование материалов, опубликованных на сайте, допускается с обязательной ссылкой. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных материалах. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов первого интернет-портала для пенсионеров НСО.

Pensioneri-online
activniy gorod
caritas
fpg
fpg123123
gorod vozm
mtsro
nasledie nso
new123
pfr partneri
rostel
rostel2
s3v
scisc
su emblema2
su emblema2
su emblema2