В рамках X Международного Рождественского фестиваля новосибирцы увидели спектакль Сергея Юрского ««Полёты с ангелом. Шагал».

Народному артисту России в марте исполнится 78 лет. Возраст солидный. Время мудрости.

- Я не загадываю далеко, я не строю долгосрочных планов, - признается артист. – Я ставлю перед собой конкретные задачи. Вот сегодня – сыграть спектакль. Завтра - улететь в Москву - а там будет видно.

Два дня в Новосибирске выдались насыщенными. Два с половиной часа на сцене Юрский не просто играет Шагала - в этом спектакле он отыгрывает множество персонажей - тех, кто сыграл в жизни Марка Шагала значимую роль, тех, кто направлял художника - будь то старый фотограф или нарком Луначарский, французский поэт или учитель в художественной студии в Витебске…

- Настраивался я на эту работу два года, - рассказывает Сергей Юрский, - размышлял, собирал труппу. А репетировал – всего два месяца. Этот спектакль идет в какой-то мере поперек сегодняшней тенденции развития театра. За мою уже долгую, почти шестидесятилетнюю сценическую жизнь я всего второй раз играю пьесу в стихах. Первая была - «Горе от ума» в большом драматическом театре. Но то был Грибоедов. А современную пьесу в стихах не играет, по-моему, никто. Эта пьеса написана «шекспировским» стихом. Он довольно легко ложится на слух. Может, в первые минуты и есть какое-то недоумение. Но это задает ритм всему спектаклю. Рифм там нет.

Спектакль – о жизни Шагала, о пути художника, о любви и ненависти, о двадцатом веке и о нас с вами…

- Вот сейчас я записывал поздравление новосибирским пенсионерам с Новым годом, - говорит Сергей Юрский, - и я сказал, что важно помнить, что ты изменился, что ты уже не тот, что двадцать, тридцать лет назад. Многие говорят: «А чем мы хуже молодых?» Хуже! Гораздо хуже. Потому что старее. Поэтому некоторые роли я отставил, и отставил вовремя. Скажем, Сталин, которого я играл в Театре современной пьесы. Я поставил эту пьесу и играл ее десять лет, но отставил, потому я стал старше Иосифа Виссарионовича даже в момент его смерти. И то же самое касается каких-то концертных номеров, которые я исполнял. А здесь – возраст Шагала 98 лет. И я могу себя смело чувствовать на сцене. И с этой точки зрения смотреть на весь спектакль.

А спектакль – это последняя секунда жизни человека. В этой секунде всплывает все, что составляло главный смысл его жизни.

Сергей Юрский и Леонид Роберман

Марк Шагал никогда не был участником групп – политических, художественных... Он пережил революцию, фашизм, чудовищный антисемитизм – и все это в одиночку. Ему для счастья надо было немного. Краски и холст. Нету? Карандаш и бумага. Нету? Мел и стена.

И этот человек, ни у кого не учившийся и никого не научивший – у него нет ни учителей, ни учеников – стал при жизни абсолютно признанным художником. Он нарушил все законы – мальчик из еврейской семьи, он стал художником. Нарушил заветы Бога - по еврейской традиции нельзя рисовать людей. Он нарушил законы живописи - в его картинах нет никакой правильной перспективы.
И вот этот человек, нарушитель всех законов, расписывал католические храмы в самых мощных городах Европы, расписывал Гранд-опера в Париже. Но и став вот таким признанным и высокооплачиваемым, он продолжал рисовать. Он всегда работал и дожил до 98 лет.

Потрясающе интересная фигура!

- Мне говорили: «Ты понимаешь, что это провал?! Пьеса в стихах!» - рассказывает продюсер спектакля Леонид Роберман. - Но я счастливый человек, потому что меня судьба свела с Сергеем Юрьевичем. Когда у него возникла идея создания спектакля «Полеты с ангелом. Шагал», у меня выбора не было, я понял, что есть возможность сделать уникальный спектакль. Ведь к этому имеет отношение человек, который являет собой театр, и который, пройдя через многое, сохранил самое основное, что может быть ценного - это личность.

Спектакль идет более полугода. Билеты на него в Москве достать непросто.
Когда на одной сцене царят Шагал и Юрский - успех обеспечен.

Евгения Буторина.
Фото автора.

Comments are now closed for this entry


Поделиться в социальных сетях: